Галерея памяти: почему Афганистан не Финляндия

Иллюстрация: коллекция Noor Mohammad Khan pbase.com

Дождливый день. Кабул, Афганистан. 1979

С 1920-х годов Афганистан был дружественным нам государством с предсказуемой политикой. Отношение к «шурави» всегда было исключительно хорошее. Советские специалисты могли безо всякой охраны спокойно ходить по Кабулу, ездить по стране. В мидовских кабинетах, когда речь заходила об Афганистане, любили проводить параллель с Финляндией: вполне лояльное и нейтральное государство, от которого никто не ждал каких-либо потрясений.

Все началось с того, что большинство офицеров афганской армии учились в советских военных училищах, главным образом в среднеазиатских республиках. Они видели, какой огромный скачок в промышленном и культурном развитии сделали эти республики после 1917 года, и верили, что установление социалистических порядков поможет и Афганистану преодолеть вековую отсталость. Поэтому они и совершили переворот в 1978 году, поставив у власти прокоммунистическую Народно-демократическую партию Афганистана (НДПА) и её лидеров Тараки, Амина и Кармаля. Советские войска были введены в Афганистан, чтобы наказать «неверного» Амина, который якобы являлся давнишним американским агентом, переводил за границу валюту и драгоценные камни, и поставить у власти его же однопартийца Бабрака Кармаля — более послушного Кремлю человека.

Ровно 36 лет назад — 25 декабря 1979 года в Афганистан прибыла первая группа советских десантников и спецназовцев. В течение последующих суток всё было закончено: войска расположились в провинциальных центрах и крупных населенных пунктах, а также взяли под охрану основные автомагистрали и важнейшие объекты. Им предписывалось не ввязываться во внутренний конфликт и боевые действия, повсеместно оказывать помощь местному населению в защите от банд, а также распределять продовольствие, горючее, предметы первой необходимости. Расчеты на то, что только своим присутствием удастся обеспечить стабильность режима, как это было, скажем, в Чехословакии, не оправдались.

Сначала местное население встретило советские войска вполне доброжелательно. Однако мало-помалу начал тлеть, а потом разгорелся раздуваемый Западом и исламистами всех мастей пожар сопротивления, основанный на религиозном фанатизме. В отличие от чехов и словаков, оказывавших пассивное сопротивление нашему присутствию в их стране, афганцы повели активные боевые действия. Ответные удары правительственных и советских войск приносили немало горя афганскому народу, поскольку развивались они на территории, где проживало мирное население. Если к этому добавить еще и такие действия, как мародерство, откровенный грабеж, превентивные бомбовые и ракетно-артиллерийские удары, то станет понято, почему отношение народа к НДПА все время ухудшалось. Не случайно, что и отношение к советским военнослужащим по сравнению с начальным периодом их пребывания в Афганистане заметно изменилось не в лучшую для нас сторону.

Парадоксально, но этому способствовали афганские руководители в высших эшелонах власти. Вместо того чтобы использовать созданные после ввода по их же многочисленным просьбам войск благоприятные условия для укрепления республиканского режима, они продолжали жить в «тепличных» условиях, распределять посты и участки работ по признакам личной преданности, заниматься огульными наговорами и доносами на порядочных людей, выяснять между собой, кто на какой машине должен ездить, у кого какого размера должен быть кабинет, сколько ковров должно быть в кабинете. Помниться, некоторые из них шутили: «Мы прикуриваем американские сигареты советскими спичками».

Между тем уровень жизни афганского населения в большинстве районов снижался. Нередко случалось так, что жизнь людей в контролируемых государством районах, становилась хуже, чем там, где «народной власти» не было. Иногда создавалась парадоксальная ситуация, когда крестьяне получали товары первой необходимости не от правительства, а из зон, находящихся под контролем оппозиции. Конечно, такое положение дел, имеющее место и в сегодняшнем Афганистане, вызывало протест населения — оно все больше и больше разочаровывалось в демократическом режиме, переходило на сторону оппозиции.

Другим парадоксом было то, что советские части превратились в решающую силу, обеспечивающие само существование новой власти. Не было ни одной задачи, которую наши военные не смогли бы решить, но мира и спокойствия это не приносило. Советские солдаты и офицеры стали своеобразными «наемниками», воевавшими в чужой стране, с той лишь разницей, что их содержало свое же государство. В Москву шли телеграммы с просьбами о подавлении выступлений мятежников. И советское руководство вынуждено было на них реагировать, хотя рассчитывало, что пребывание войск будет кратковременным — полгода или год. Но вместо того, чтобы проявить трезвость, признать, что наше присутствие в Афганистане в течение первого года и военные действия нашей армии не способствовали ни стабилизации обстановки в стране, ни консолидации дружественного нам режима, и что надо было уходить, СССР увяз в кровавой войне, и на то, чтобы выпутаться из нее, потребовалось девять лет и пятьдесят два дня.

Как известно, советский период афганской войны сменился непродолжительным правлением моджахедов, а затем краткой эпохой властвования талибов, потом относительно быстротечной войной, после которой к власти пришло новое, подконтрольное иностранным «спонсорам» правительство Хамида Карзая. Внутренняя война, в далеко не всегда видимых формах, продолжается по сей день. И сегодня, когда Афганистан продолжает оставаться источником горячих новостей, когда там увязли американцы и их союзники, решившие научить афганцев демократии и не знают, как унести ноги, уроки недавней истории надо изучать особенно тщательно и стараться делать из них правильные выводы. Если по пунктам, то они выглядят следующим образом:

1. В наших оценках ситуации в Афганистане преобладали европейские и субъективные подходы. Но Афганистан — Азия, это уравнение с десятками, а может быть, и сотнями переменных. Это, по сути дела, другая цивилизация. С точки зрения европейской цивилизации, многие процессы, происходившие в этой стране, логически были необъяснимы. Поэтому рекомендации наших советников по строительству в исламской республике социализма, зачастую носили абстрактный характер и не могли быть реализованы в стране, где господствовал родоплеменной строй, а 95% населения было безграмотно. Очень многие вещи, которые пытались провозгласить и ввести в обиход с нашей подачи партийцы НДПА, афганцами не воспринимались. Попытки привить афганскому народу силой новую идеологию (цивилизацию) окончились провалом. Невозможно насадить силой какой-либо строй или порядок, когда народ его не принимает.

2. Стратегические цели советского военного присутствия в Афганистане политическим руководством СССР были сформулированы расплывчато, неопределенно. Это дает основание некоторым политикам и аналитикам периодически говорить о поражении наших войск, которые они якобы потерпели, участвуя в гражданской войне на стороне афганского правительства. Некоторые ретивые лидеры исламских фундаменталистов заявляли о своей победе и о каком — то уроке, преподнесенном ими советским солдатам в Афганистане. Так ли это? Говорить о том, что мы потерпели военное поражение, неправомерно. Просто перед армией были поставлены задачи, которые она не в состоянии была выполнить, так как ни одна регулярная армия радикально не может решить проблему мятежной территории. Ни о победе, ни о поражении здесь говорить невозможно.

3. Война в Афганистане дестабилизировала обстановку в Средневосточном регионе. В ее орбиту вовлекались новые районы, становились зримыми очертания угроз суверенитету среднеазиатских государств. Поэтому тем, кто поддерживает экстремистов и инициирует локальные конфликты, скажем, в Сирии, необходимо иметь в виду, что оттуда конфликты бумерангом могут перекинуться в их дом и «разгореться» в собственных странах.

4. Войну надо вести с полным напряжением сил и средств, с непременным устремлением к победе, непрерывно, наступательно и гибко. Противнику надо наносить такой ущерб, после которого он не смог бы вести крупномасштабные боевые действия. Необходимо отбросить переоценку собственного могущества и недооценку сил противника. Только так можно добиться поставленных целей.

5. Испокон веков в Азии идеальным правителем являлся жесткий властелин, которого все боялись. Верховная власть в Афганистане по отношению к простому народу всегда была слишком высока, деспотична и непреклонна. Главная ошибка советского руководства помимо всего прочего заключалась в том, что оно односторонне поддерживало режим НДПА, а оппозицию объявило врагом.

6. России при выработке своей линии на афганском направлении нельзя делать ставку только на национальные меньшинства, населяющие северные территории страны, которые граничат со странами Средней Азии. Несмотря на отсутствие там прочных этнических и социальных корней, необходимо вести конструктивную политику в отношении пуштунов, отождествляя их с той частью талибов, интересы которых совпадают только в сфере борьбы с «Исламским государством».

Борис Саводян
Источник новости:
26.12.2015 15:37
328

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Возможно вам будет интересно
Задержание господина Гайзера оперативники ФСБ и СКР провели сразу же, как только собрали достаточную доказательную базу
Управлением по расследованию особо важных дел Следственного комитета 18 сентября 2015 года возбуждено уголовное дело в отношении 19 руководителей и участников преступного сообщества
Зампред правительства Коми Константин Ромаданов также арестован
По мнению экспертов, увеличение расходов на медиаресурсы, которые работают на иностранную аудиторию, совершенно оправданны в текущей внешнеполитической ситуации
Наряду с этим следователи продолжают устанавливать обстоятельства и эпизоды деятельности преступного сообщества
В ходе обысков обнаружены документы, относящиеся к хищению госактивов
Среди арестованных: Гайзер,Чернов, Ковзель, Ромаданов, Самойлов, Моляров, Москвин, Гольдман, Веселов, Кудинов, Марущак, Фаерштейн, Либинзон, Моторина, Хрузин
Следственный комитет Российской Федерации разгадывает способы хищения в Коми