Президент Путин о НАТО: Все кивают, как китайские болванчики, не анализируя ничего, что происходит

© kremlin.ru

Телеканал «МИР» взял эксклюзивное интервью у президента Российской Федерации Владимира Путина.

В этом году ОДКБ исполняется 25 лет. Выгоды союзников России очевидны. Во-первых, это новейшее российское оружие по льготным ценам. Во-вторых, это подготовка офицеров и солдат в российских вузах. В-третьих, это доступ к разведданным Российской армии и, наконец, это противокосмическая и противовоздушная оборона, которая тоже считается силами Российской Федерации. Кроме того, нельзя забывать о том, что в случае агрессии против одного из членов государств ОДКБ Российская армия должна встать на его защиту. Российская армия сегодня не только самая мощная в ОДКБ, но и, как показала операция в Сирии, одна из самых эффективных в мире. Итак, выгоды наших союзников понятны. В чем выгоды России в членстве в ОДКБ?

Владимир Путин: Россия кровно заинтересована в стабильности на постсоветском пространстве. Мы с вами знаем угрозы, которые складываются вокруг периметра наших границ, наверняка об этом еще зайдет речь. Не будем сейчас говорить о западных рубежах, на востоке - Афганистан. И чем меньше угроз у нас с разных направлений для России, и чем эффективнее будут совместные действия, тем лучше. Мы не должны забывать, что существуют и современные угрозы, для которых границы не имеют значений, они трансграничные. Это терроризм, организованная преступность, наркотрафик, и эффективно бороться с этими (угрозами – «МИР») в том числе для нас можно, только объединяя усилия. Мы предлагали объединять усилия и в глобальном масштабе. Вы знаете, я предлагал это и с трибуны ООН, но, во всяком случае, в региональном разрезе мы это делать можем и, как показывает практика, делаем это достаточно эффективно. Такая организация, как ОДКБ, себя, безусловно, оправдывает. В этом году у нас не только 25-летие подписания договора, но и 15-летие создания ОДКБ как организации. И это очень важные вехи, которые дают нам возможность посмотреть назад, оценить все, что сделано в сфере безопасности. Оценить критически: вносить какие-то коррективы, если нужно, как-то дополнительно согласовывать наши действия, укреплять нормативную базу. В общем, для нас, как и для наших партнеров - я в этом глубоко убежден, - сотрудничество в сфере безопасности является одним из приоритетов, и оно выгодно для всех участниц организации коллективной безопасности.

Если составлять список угроз для безопасности стран ОДКБ, как бы он выглядел?

Владимир Путин: Это, прежде всего, терроризм, экстремизм разных мастей. Я уже сказал: наркотрафик, трансграничная преступность, но и, конечно, нельзя забывать о глобальных угрозах. Мы знаем различные теории, которые осуществляются в разных регионах мира и приводят к серьезной дестабилизации в этих регионах. (Мы - «МИР»), разумеется, ничего такого допустить не должны и будем всячески стараться соответствующим образом вести себя в России и всячески поддерживать наших партнеров по ОДКБ.

По мере успехов в борьбе с «Исламским государством», запрещенным в России и странах СНГ, нельзя забывать о другом фронте борьбы с террором - это Афганистан. То есть там с каждым днем мы наблюдаем, как талибы и другие радикальные исламисты подходят все ближе к границам государств СНГ. Как вы оцениваете усилия ОДКБ в этом направлении?

Владимир Путин: Это очень опасное направление для всех нас. И мы знаем уже примеры, очень трагические примеры, когда с территории Афганистана осуществлялся прорыв боевиков. Я уже не говорю сейчас о наркотрафике, об инфильтрации отдельных преступных элементов. Но мы знаем примеры прорыва крупных бандформирований, вот на территории Кыргызстана, например, было такое несколько лет назад, когда приходилось применять вооруженные силы для борьбы с этими бандформированиями. Мы прекрасно отдаем себе отчет, насколько это опасно для нашей страны, для Российской Федерации. Неслучайно в Таджикистане развернуто и функционирует 201-я наша военная база. Это важный элемент стабильности в регионе. Поэтому первая угроза - это, конечно, угроза терроризма, она со стороны Афганистана, это очень-очень серьезно. Но, что касается талибов, вы знаете, многие государства мира так или иначе в контакте с этой организацией («Талибаном» - «МИР»). Конечно, там много очень радикальных элементов. Но мы всегда, так же, как и наши партнеры, в том числе, кстати говоря, и представители Организации Объединенных Наций, исходим из того, что необходимо выстраивать отношения с любыми силами в Афганистане, исходя из минимум трех принципов: это признание конституции Афганистана, разоружение и признание полного национального согласия. Мы очень рассчитываем на то, что нам никогда не придется использовать наши вооруженные силы, в том числе и наши подразделения 201-й базы в Таджикистане. Это одно из тревожных направлений, безусловно. Так же, как и афганская граница, имею в виду, что она очень протяженная, свыше тысячи километров, 1300 километров. Мы исходим из того, что мы, помогая законному правительству Афганистана вместе с остальными участниками этого процесса урегулирования, в конченом итоге добьемся примирения и вывода Афганистана на путь мирного решения всех внутренних проблем и развитий.

Вообще безопасность ОДКБ как главного политического союза невозможна без эффективной охраны границ. Как вы оцениваете действия ОДКБ по защите внешнего периметра наших стран?

Владимир Путин: Конечно, это очень важное направление, мы укрепляем это взаимодействие по инициативе Кыргызстана. В этом году были приняты соответствующие решения, которые интенсифицируют работу по этому направлению. Мы проводим постоянные совместные учения, и наши пограничные службы, специальные, они не просто находятся в контакте, они постоянно взаимодействуют, обмениваются информацией. Создается соответствующий банк данных и достаточно активно используется в совместной практической работе. Все, что происходит по линии ОДКБ, имеет выход на практику в самом прямом смысле этого слова, это ежедневная совместная работа. Но, что касается непосредственно пограничных служб, войск, то мы просто сотрудничаем с нашими коллегами, помогаем им вооружением, специальной техникой, подготовкой кадров.

В рядах запрещенного «Исламского государства» тысячи выходцев из стран СНГ. Когда-нибудь победа над ИГ настанет, и вот они вернутся на родину и будут создавать новые террористические ячейки. Как работает ОДКБ в этом направлении?

Владимир Путин: Во-первых, нужно добиться еще этой победы. Чтобы добиться, нужно объединять усилия, и не только в рамках ОДКБ, но и в более широкой коалиции международной. Иначе успех вряд ли возможен. Что касается того, как вы сформулировали вопрос, очень бы хотелось, чтобы, если эта победа состоится, чтобы она состоялась таким образом, чтобы в нашу страну никто уже не смог вернуться. Именно эту цель преследует наш контингент в Сирии. Наши военнослужащие, группировка наша, которая воюет с международными террористами на другой территории, не на российской, именно для того, чтобы сюда никто не смог вернуться. Или, если такое иногда происходит, то это лишний раз доказывает, что мы сделали правильный выбор и мы должны сделать все, чтобы возврат этот минимизировать. Это во-первых. Во-вторых, действительно, вы правы, там по разным подсчетам примерно 20 тысяч иностранных боевиков воюет в Сирии, из них почти десять тысяч из стран СНГ. Ну где-то тысяч девять по разным подсчетам, чуть меньше половины из России. Тысяч пять примерно из стран Центральной Азии. В основном это, кстати, ОДКБ. Поэтому угроза очень большая. Она реальная. Мы знаем ее, понимаем масштаб этой угрозы и должны сделать все, чтобы минимизировать ее. Над этим работаем.

ОДКБ часто сравнивают с другим военно-политическим блоком, с НАТО. В чем сходство, а в чем отличие и почему ОДКБ не выступает с политическими заявлениями, как НАТО?

Владимир Путин: НАТО создавалась в условиях холодной войны и противоборства двух блоков. Теперь такой ситуации нет. Нет никакого разделения по идеологическому признаку между государствами, и в Европе в том числе. Но вот эти родимые пятна холодной войны, они на НАТО очень заметны. Эта организация продолжает жить в парадигме блокового противостояния. Действительно, она очень идеологизирована, несмотря на различные заявления, что она должна трансформироваться в современных условиях. Мы много слышали таких заявлений, но все-таки реальной трансформации мы не видим. А ОДКБ создавалась в новых условиях, для купирования современных угроз, я их перечислил по степени важности: терроризм, экстремизм, наркотрафик, трансграничная преступность. Поэтому, может быть, у нас нет прямых совместных чисто политических или политизированных заявлений. У нас и решения принимаются не консенсусом. Причем это не формально, а по сути так. Именно по сути консенсуса. У нас абсолютно другая атмосфера в организации.

Смотрите, сейчас, совсем недавно, мы были свидетелями нанесения ракетных ударов по Сирии Соединенными Штатами. Ну и как отреагировали союзники по НАТО? Все кивают, как китайские болванчики, не анализируя ничего, что происходит. Где доказательства применения сирийскими войсками химического оружия? Их нет. А нарушения международного права есть. Это очевидный факт. Без санкции Совета Безопасности ООН наносится удар по суверенной стране. И, несмотря на это явное нарушение международного права, все согласны, принимают и начинают кивать и поддерживать. Я вот недавно говорил, вы, наверное, видели на встрече с итальянским коллегой. Так было и в 2003 году, когда был использован надуманный совершенно предлог для ввода войск в Ирак. Страна разрушена, кстати говоря, именно после этого начался бурный рост террористических различных организаций, движений, возникло «Исламское государство», другие организации. Все это знают, все это понимают, но опять наступают на те же самые грабли. Вот так функционирует НАТО. ОДКБ так не работает. Мы стараемся, как я уже сказал, возникнув в совершенно других новых реалиях, прежде всего, концентрировать свои усилия на реальных угрозах, на совместной борьбе с этими реальными угрозами. Но тем не менее мы не можем проходить мимо вещей такого глобального характера, которые создают угрозу всему миру. Например, мы говорили неоднократно о своем неприятии развертывания систем ПРО, размещения оружия в космосе и т.д. То есть по таким фундаментальным глобальным вопросам мы считаем возможным сформулировать свой общий подход, и мы это делаем.

После встречи с итальянским президентом вы сказали, что не исключено, что химическая атака на сирийский город Идлиб, которая послужила поводом для ракетного удара США по сирийской базе, была провокацией боевиков ИГ. И что те же самые игиловцы готовят еще одну провокацию с участием, с применением химического оружия под Дамаском. Получается, что американцы фактически своими действиями помогают боевикам ИГ, с которыми, по идее, они должны бороться?

Владимир Путин: По-моему, я не говорил, что это была провокация со стороны ИГ, я говорил, что это была провокация, но кем она была организована, я не сказал. Возможны разные варианты. Но для того, чтобы дать окончательный ответ, нужно тщательно расследовать это событие. И другого пути нет. Именно это мы и предлагаем сделать. Причем все хорошо знают, всем хорошо известно, что по нашей инициативе и по инициативе Соединенных Штатов мы провели большую работу по ликвидации химического оружия, которое было у сирийских властей. И они всю свою работу исполнили, все свои обязательства выполнили, насколько нам известно. И это подтверждено соответствующей специализированной организацией в ООН. Вот если какие-то сомнения возникли, можно провести эту проверку. И вы знаете, ведь это нетрудно сделать с помощью современной техники, современных систем анализа, анализаторов. Если кто-то из официальных властей применял, то так называемые «хвосты», остатки порошка на технике, на территории, они не могут не остаться. Современная техника их точно зафиксирует. Ну чего проще - приехать на тот же аэродром, по которому наносились удары и якобы с которого стартовали самолеты с химическим оружием, и все там проверить. Если наши партнеры говорят нам о том, что под удар сирийской авиации попали какие-то мирные граждане, тогда пусть эти мирные граждане допустят на места этих атак наблюдателей ООН, международных организаций, и там надо все проверить. Здесь возможно несколько версий. Две из них я считаю основными. Первая - это то, что сирийская авиация попала в подпольный цех по производству боевых отравляющих веществ. А это вполне возможно, поскольку боевики неоднократно (БОВ - «Мир») применяли, и с этим никто не спорит, в том числе, кстати говоря, и в Ираке применяли против международной коалиции и иракской армии. Просто это зафиксировали, но никто этого старается не замечать, никто ведь не раздувает там шума по этому вопросу. Хотя все согласились с тем, что боевики применяли. Значит, у них оно есть, а если есть там, то почему не может быть в Сирии? Это же одна банда. Значит, это первая версия. А вторая версия - это просто постановка, то есть провокация. И специально сделано, для того, чтобы раздуть шумиху и создать предпосылки, предлог для дополнительного давления на законные сирийские власти. Вот и все. И это подлежит проверке. Без проверки мы не считаем возможным предпринимать какие-либо шаги, направленные против официальных сирийских властей.

Можно ли говорить сейчас, что российско-американские отношения деградируют еще ниже, чем они были? Ну то есть, что отношения при Трампе стали еще хуже, чем при предыдущем президенте?

Владимир Путин: Можно сказать, что уровень доверия на рабочем уровне, особенно на военном уровне, он не стал лучше, а скорее всего, деградировал.

Вернемся к теме СНГ. Мы все-таки телерадиокомпания СНГ. И невозможно забыть трагедию 3 апреля в Санкт-Петербурге. Террорист одиночка, который взорвал бомбу в метро хоть и гражданин России, но он этнический узбек, родился в Оше. Сразу после этого многие в России заговорили о том, чтобы полностью пресечь трудовую миграцию из постсоветских стран и отменить безвизовый режим. Как вы относитесь к подобной идее?

Владимир Путин: Во-первых, я понимаю обеспокоенность наших граждан. Мы фиксируем достаточно много событий, которые воспринимаем как угрозу для национальной безопасности, исходящую от боевиков, фильтрация которых происходит через республики бывшего Советского Союза. Это касается не только Средней Азии, но и других республик. Часть из них прибывает, кстати говоря, из-за рубежа. Современный мир так устроен, что полностью прекратить миграцию невозможно. Это касается не только России, это касается практически всех стран. Вопрос в том, чтобы наладить жесткий контроль за этими миграционными потоками. Во-вторых, подавляющее большинство людей, которые приезжают в Россию, все-таки они приезжают работать, чтобы помочь своим семьям. И создание такой организации, как Евразийский экономический союз, предполагает свободное движение рабочей силы, капиталов, услуг, товаров. И это является огромным преимуществом для развития всех наших стран, именно огромным преимуществом. А современный мир устроен таким образом, что именно успех или неуспех в сфере экономики решает судьбу целых регионов. Поэтому это ключевой вопрос нашей жизни и нашего будущего. Успех в сфере экономики не возможен без интеграции, так устроен современный мир. Поэтому просто так взять включить, что-то выключить просто по объективным обстоятельствам невозможно. Спецслужбы просто должны работать лучше, эффективней, и если мы говорим об экономических процессах, то мы не должны забывать о нашем сотрудничестве в области безопасности. Вот для этого и создавалось ОДКБ. Вы сказали о решении Назарбаева лишать гражданства граждан Казахстана, которые причастны были к преступной деятельности «Исламского государства». В соответствии с российской конституцией, мы лишать никого гражданства не можем. Но мы можем отменять соответствующие решения, которые послужили основанием для получения российского гражданства. Мы проведем консультации с нашими юристами, и я думаю, такие решения будут приняты в самое ближайшее время.

Вы рассказали о самом инвестиционном проекте, в который входят почти все страны ОДКБ, - это Евразийский экономический союз. Он начал свою работу, начал сложно, начал непросто. И многие государства, которые туда входят, столкнулись с трудностям. В ЕАЭС почти все столкнулись с теми же проблемами и трудностями, с которыми столкнулась экономика России после санкций. И они говорят, что экономика России и упала, и придавила нас. Поэтому они не смогли показать гражданам очевидные преимущества объединения рынка капиталов, труда и рабочей силы. Как вы относитесь к этому?

Владимир Путин: Это не соответствует действительности, абсолютно. Потому что, откровенно говоря, санкции здесь ни при чем, то есть их влияние минимально. Что серьезно, так это изменение конъюнктуры на мировых рынках. И это повлияло, конечно, на российскую экономику, но она, эта конъюнктура негативная, повлияла и на экономику наших партнеров. Причем повлияла напрямую. Не через нас, а напрямую. Есть, конечно, и наша взаимозависимость, в том числе и зависимость наших стран-партнеров от нашей экономики, но, кстати говоря, и нашей от них тоже. Но что совершенно очевидно, это преимущества, которые дают эти интеграционные процессы, если их правильно направлять. А мы, я считаю, действуем очень аккуратно и экономически очень сбалансировано. Мы не забегаем вперед, так, как, например, в некоторых странах Евросоюза. Вот ввели там общую валюту и еще напринимали всяких решений, а потом выяснилось, что экономики некоторых стран, они без собственной валюты не то чтобы не могут жить, но им жить очень сложно, привязавшись к достаточно сильному евро. Они не могут воспользоваться инструментами монетарной политики для того, чтобы ослабить национальную валюту, как-то сманеврировать в этом плане и так далее. Вот если посмотреть на такие страны, как, например, Кыргызстан или Армения, которые позже присоединились в ЕАЭС, совершенно очевидно преимущество. У них объемы торговли с нами резко увеличились. Для Кыргызстана вообще, по-моему, в 2,5 раза. А, скажем, по Армении на 80% объемы торговли увеличились. Это во-первых. Во-вторых, в стоимостном выражении могут быть какие-то цифры, которые вызывают озабоченность. Это связано с курсовой разницей. А физические объемы, они не только не сократились, но и увеличиваются. Есть еще одно обстоятельство, которое я считаю очень важным: у нас облагораживается структура нашей торговли, уменьшается объем в наших торговых операциях минерального сырья, минеральных товаров, увеличивается количество машин, оборудования и высокотехнологичных и финансовых услуг. Это чрезвычайно важно, и это говорит о том, что наше интеграционное объединение и инструменты, которые мы создаем, помогают улучшать структуру наших экономик. А это вообще основной путь, основная цель нашего развития - высокотехнологичная экономика с хорошо оплачиваемыми рабочими местами.

Давайте вернемся к теме ОДКБ. Главы государств ОДКБ приняли решение о создании коллективных сил оперативного реагирования - КСОР. Скажите, пожалуйста, при создании КСОР учитывался ли опыт применения сил специальных операций Российской армии, которые достаточно эффективно себя показали на Северном Кавказе и в Сирии?

Владимир Путин: Вы знаете, силы специальных операций, они заработали так, как они сейчас себя проявляют, буквально вот, ну, скажем, в течение последнего года, то есть после создания КСОР. Хотя и КСОР создавался из достаточно хорошо подловленных подразделений, но все-таки силы специальных операций Российской армии - это новая страница в жизни, в жизни российской силовой составляющей. И это такие подразделения, которых, я могу сказать это совершенно ответственно, у нас пока никогда раньше не было, даже в советские времена. Это очень высокие профессионалы, хорошо оснащенные и эффективно работающие в очень сложных условиях. Это люди, очень хорошо мотивированные и в высшей степени профессиональные, и, конечно, я знаю, что и как они делают. Это патриоты своей страны. Вы знаете, мы, конечно, будем делать все для того, чтобы и объединенные силы наши, КСОР, о которых вы упомянули, они имели возможность не только знакомиться с новейшими методиками и пользоваться специальными средствами, с которыми работают наши силы специальных операций. Мы, конечно, будем делиться и будем этот опыт распространять и на наших союзников по ОДКБ.

СНГ - это территория без визовых барьеров. ОДКБ - это общая безопасность. ЕАЭС - это общий рынок капиталов, труда и рабочей силы. Наша межгосударственная телерадиокомпания «Мир» - это единое информационное пространство СНГ. Что бы вы могли пожелать телезрителям в наших странах в заключение нашего интервью?

Владимир Путин: Всего самого простого, но самого нужного - счастья, здоровья, благополучия. И поскольку мы говорим о нашей организации, которая призвана обеспечивать мир и безопасность, то вот как раз мира и уверенности в том, что этот мир надежно будет обеспечен нашими вооруженными силами и нашими общими усилиями, направленными на поддержание этого мира.

Беседовал председатель МТРК «МИР» Радик Батыршин.

12:00 12.04.2017
Источник новости:
12.04.2017 16:09
80

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Возможно вам будет интересно
МИД РФ осудил чествование легионеров Waffen SS в Латвии
В Европе всё больше стран, выступающих против продления санкций в отношении РФ
Сергей Лавров и Хосе Мануэль Гарсиа-Маргальо обсудили в Москве актуальные вопросы двухстороннего сотрудничества
При нем Сингапур из страны "третьего мира" превратился в один из главных финансовых центров мира
В связи с подделкой документов об образовании
Долг Греции составляет 315 миллиардов евро, но это греков не смущает
Европе без газа и нефти России будет очень сложно